А это клавиатура, с помощью которой я творю...
http://kurepin.ru/serial/kommunalka/meeting2/
Rambler's Top100
Коммуналка. Эпизод 6. Собрание (продолжение)

Явились все, кто интересовал Веру Сергеевну. На собрании не было ее мужа, которому нечего делать там, где творит его супруга, и не пришла хозяйка самой маленькой комнаты - семидесятилетняя пенсионерка Алиса Витальевна. В данный момент Алиса Витальевна гостила у своего племянника на даче.

Все остальные, конечно, на собрание явились.

Диме было наплевать на собрание, поэтому он занял место у окна, чтобы было не очень скучно и начал мысленно повторять таблицу умножения шестнадцатеричных чисел.

Ольга, пропитавшаяся уважением к Вере Сергеевне, осталась стоять, готовая к любым распоряжениям.

Петрович обиженно присел на детский стульчик "под хохлому", соединил вместе острые коленки и положил на них такой же острый подбородок. Ему вовсе ничего хорошего на этом собрании не светило, и Петрович уставился на белоснежные носочки Ольги, пытаясь не слушать говорящую Веру Сергеевну.

- Очень приятно, что все собрались на заседание нашей маленькой коммуны. - Открыла Вера Сергеевна собрание, - Особенно приятно, что все пришли по доброй воле, не пытаясь скрыться от общественно-полезных дел. - И осуждающе покосилась на Петровича.

- Я вас внимательно слушаю, Вера Сергеевна. - Петрович оторвался от разглядывания чудно-белых носочков и внимательно уставился на соседку.

- Начнем, пожалуй, с осуждения одного из нас. - Вера Сергеевна заставила Петровича еще больше съежиться. - В прошлом месяце Петрович ни разу не вымыл полы на кухне и в коридоре, и не убрал в ни ванной, ни в туалете. Что скажет подсудимый?

- А чего сразу я? - Петрович сразу пошел в бой, быстро поглядывая на Диму, почему-то. - Я меньше всех ем, меньше всех хожу в туалет, меньше всех моюсь и меньше всех живу. То есть, живу один, а обязанности распределяются не по человекам, а по комнатам. Вас всех по двое в комнатах, а я один. - Петрович встал... - Я требую суровой справедливости и разделения общественных обязанностей согласно количественному и интеллектуальному наполнению каждого жилого помещения нашей коммунальной квартиры. Вот! - Последние слова Петрович уже выкрикивал, вытянувшись в полный рост, даже встав на цыпочки, чтобы казаться выше всех.

На минуту в кухне повисла тишина. За окном проехала машина. Прогремело что-то в водопроводных трубах. Петрович икнул и с ужасом осмотрелся по сторонам. Он понял, что этот похмельный срыв может оказаться для него если не смертельным, то травмоприносящим - точно.

Сначала Петрович хотел рвануть к себе в комнату, но сразу понял, что это вовсе не поможет. Да и проснулось, вдруг, в его душе, что-то, намекающее Петровичу, что он был когда-то мужчиной. Петровичу захотелось ухватиться за это чувство:

- Я готов пересмотреть условия договоренностей и четко их выполнять. Но не в приказном порядке, а, как я уже сказал, на основе взаимовыгодной договоренности. В качестве компенсации за свое поведение я готов в первую неделю взять на себя повышенные обязательства. - Закончил Петрович и с опаской присел обратно на "хохлому".

- Петрович, - лицо Веры Сергеевны выражало достаточно сильную эмоцию, - ты ли это, зайка моя? Голосок прорезался? С какой это стати, хотелось бы знать. Неужели с утра керосину хватанул вместо портвейна?

- Вера Сергеевна, решил вступиться за Петровича Дима, - а в его словах есть логика. Почему вы всегда сами составляете график дежурств и распределяете обязанности, игнорируя наше мнение?

- Потому, Дима, что я взрослая и хозяйственная женщина. Я лучше знаю, как организовать порядок в этом бардаке. А вы, Дмитрий, - Вера Сергеевна перешла на официальный тон, - пока еще сопляк в таких делах. Вот Оля подрастет - меня заменит. А пока, будьте добры, делайте, как вам говорят, и не выводите меня из себя!

Дима не очень любил хамство, но особенно он не любил хамства по отношению к себе. Он был уже взрослым парнем, содержащим себя, сестру и крысу с лысым хвостом, а какая-то тетка, не имеющая к нему никакого родства, указывает как себя вести. Дима тоже встал (теперь стояли все, кроме Петровича):

- Вы, Вера Сергеевна, не забывайтесь, пожалуйста. Я вам не мальчик, чтобы указывать мне. Я сам решу - когда и что мне делать. И если вы не хотите договариваться по нормальному, то извините, пошел я в жопу! - И Дима удалился в свою комнату.

Петрович почувствовал опасность и предпочел удалиться вслед за Димой.

Ольга смотрела на Веру Сергеевну в полной растерянности и нервно разводила руками, как бы показывая, что она хотела бы помочь в данной ситуации, но сделать ничего не может.

Вера Сергеевна посмотрела на Ольгу, медленно присела на краешек приготовленного заранее табурета и устало махнула Ольге - мол, ладно тебе, причем тут ты...

Ольга все поняла и быстро убежала с кухни.

Возможно, впервые Вера Сергеевна почувствовала свой возраст. Она сидела на краешке табурета, сгорбившись и зажав руками грудь, медленно покачиваясь вперед-назад. Ей думалось о том, что, завершился очередной этап ее жизни. Теперь она уже не молодая и сильная женщина, а всего лишь соседка нового подрастающего поколения. Ее потихоньку загоняют на запасной путь, подальше от активной жизни, где она будет потихоньку, никому не мешая, доживать свой век.

"Ну уж нет!", - заявила Вера Сергеевна Бурлюк сама себе и направилась в комнату двигать шкафы и диван.

Впервые за многие годы квартира осталась без четкого расписания стирки и уборки.

[шаг назад] [печатать] [в начало сайта]



copyright ©2000-2017 Ruslan Kurepin