А это клавиатура, с помощью которой я творю...
http://kurepin.ru/serial/kommunalka/olga/
Rambler's Top100
Коммуналка. Эпизод 2. Ольга

Следующей зашла на кухню Ольга - сестра Димы. Ольга была девочкой очень красивой. Не хочется вдаваться в эротическое описание, но для полноты образа, отметим, что Оля, ростом около ста семидесяти, была немного смугловатая, имела милое личико, серо-зеленые глаза, высокую грудь, ровные ножки, аккуратную выпуклую попку, плоский живот и спортивную фигуру в целом. Короче говоря, у было все то, что мешало ее одноклассникам спокойно учится с ней в одном классе.

Оля пришла на кухню в мятом халате и с мятым лицом, взгляд ее затуманенный ничего не выражал. Прошла, и застыла посередь комнаты.

- Ты чего? - удивился Дима. Ольга всегда была бодрой девочкой.
- Оля, отзовись! - Поддержала Вера Сергеевна.

Оля повернула пустой взгляд на Веру Сергеевну, потом на Диму, развернулась и пошла по направлению к ванной. Через полминуты донесся звук крановой воды.

- Не следишь ты совсем за сестрой. Может у нее болит чего, - наказательно изрекла Вера Сергеевна по направлению к Диме, распоряжая на поднос стылые сырники, фарфоровый чайник, сахарницу и прочую дребедень, чтобы отнести все это в комнату, где спал ее супруг.
- Да ну ее, не проснулась просто, - неуверенно произнес Дима, продолжая попытки найти что-нибудь съестное в холодильнике.

Вода в ванной стихла и вскоре появилась Ольга, уже не такая мятая, но все с тем же пустым взглядом.
Подошла к столу, взяла кусок сыра, положила на хлеб и стала рассеянно намазывать сверху масло. Мерзлое масло не хотело размазываться по куску сыра, а сам сыр елозил по хлебу под ножом, разрываясь и плющась.

Помучив с минуту неправильный бутерброд, Ольга аккуратно положила его на стол, следя за собственными движениями, как будто руки были не ее, а чьи-то чужие. Затем убрала непослушные ладошки в карманы халата и резко обернулась к брату. Дима напрягся. Вера Сергеевна замерла с подносом в руках. И даже Петрович напрягся у себя в комнате...

Воздух замерз и прибывал в таком состоянии несколько секунд. Сломала тишину сама Ольга, подняв голос до фальцета и проговорив скороговоркой:
- Ты опять скормил своим друзьям все пельмени?! Ты бы хоть сам их домой таскал! - И взгляд ее вдруг сменился с мутного на удивленный.
- Ты чего, - опешил Дима, наконец, понимая, ЧТО у него будет сегодня на ужин, - совсем заболела? Ничего я никому не кормил. Вон, полная морозилка твоих пельменей! - Дима сделал ударение на последнем слоге.
- Прости... - Девочка быстро убежала в комнату.
- Точно, влюбилась. - Дима расплылся в улыбке, втыкая нестриженые ногти в лед советского холодильника, где скрывалась мятая пачка пельменей для ужина.

Вера Сергеевна только покачала головой и направилась с подносом и кухонным полотенцем в комнату.

Дима сварил пельменей, разварив их, как обычно, до такой степени, что шкурки плавали отдельно от желудочков. Вывалил в салатницу, окропил уксусом, который исправно воровал из стола Веры Сергеевны, и уставился на блюдо, держа вилку в правой руке, и кусок черного сухаря в левой.

- Да что происходит, в конце концов! - Взорвался Дима вслух, взял блюдо и направился в комнату, где жил с сестрой, и откуда доносился нервный грохот вот уже минут десять.

Отворив дверь, Дима несколько оторопел от развернувшейся картины. Ольга стояла в одних трусиках перед раскрытым настежь шкафом, подперев руками талию, и нервно пинала собственные наряды, сброшенные на пол вместе с плательными плечиками. Видя сестру почти со спины, Дима догадался, что по лицу ее текут слезы. За долгие годы взаимного познания брат и сестра прекрасно чувствовали друг друга, даже находясь в разных домах.

- Оль, ты это, того, чего это ты... - Дима не очень понимал, что надо говорить в подобной ситуации.
- Ничего, - голос сестры звучал не очень уверенно, - ничего особенного. Просто не знаю чего надеть.
- Ну, ты пока хоть халат надень. Голышом тут стоишь.
- Стесняю?
- Да нет, конечно, но я кушать принес, а кто садится за стол с голым торсом?

Ольга оторвала заинтересованный взгляд от задней стенки шкафа и перекинула его на Диму. По взгляду Дима понял, что бури уже не будет. Он сложил хлеб в тарелку с пельменями и подал освободившейся рукой сестре халат.

- На, надевай и садись ужинать.
- Узинать, - смешно скривила Ольга лицо, - завтракать, совенок, - и широко улыбнулась, осознав, наконец, полнейшую растерянность брата.

Ольга была достаточно чуткой и неплохо соображала, не смотря на свой юный возраст. Девочка поняла, что надо срочно развеять все вопросы брата, пока тот совсем не спятил. В подобные моменты программное обеспечение в голове Дмитрия начинало зацикливаться и заканчивалось все это DOOM-ом и пивом. А Ольга этого не любила. Особенно пиво. От него потом слишком много бутылок оставалось, которые Диме "не мешали", а Ольге очень даже.

Надев халат, она села за стол. Дима уселся рядом и выдал сестре вилку и кусок хлеба. Первым же подцепил пельменя, отправил его в рот и стал демонстративно двигать челюстями.
Ольга посмотрела на брата, улыбнулась, и повторила трюк.

Через две минуты в салатнице все закончилось. Диму от сытости потянуло в сон, но интерес к удивительному поведению сестры не пропал:

- Оль, объясни мне, что происходит...
- Дим, мне кажется, что я влюбилась.
- Ни фига, я видел, как ты влюбляешься: просишь у меня денег на новую косметику, сидишь на телефоне и делаешь вид, что ничего не происходит.
- А вдруг я в этот раз по-настоящему влюбилась?
- По-настоящему - это как?
- Ну, так, серьезно. Чтобы, там, замуж, дети, чтобы все серьезно и надолго.
- Совсем плохая? Тебе сколько лет?!
- Причем тут это? Раньше девочек вообще выдавали в четырнадцать.
- Вот именно, что выдавали. А я тебя не выдам.
- Можно подумать, что я у тебя буду спрашивать. Для таких вещей родители есть.
- Ага, маме позвони, скажи, что ты замуж выходишь, - Дима улыбнулся в душе и на яву.
- Димон, а ты не заметил, что я домой пришла только в шесть утра?
- А чего мне замечать? Наверняка опять сидели в подъезде всю ночь на лесенке. Ты имей в виду, он на камне себе всю предстательную железу отсидит, тогда посмотрим, как у вас там с детьми дело сложится.
- Ничего не отсидит. Между прочим, я была у него дома, и мы занимались любовью! - Ольга начала волноваться.
- А? - удивленный взгляд брата вопрошал подтверждения сказанному, причем весьма выразительно вопрошал.
- Да пошутила. Но я к этому готова, имейте все это в виду! - Ольга брызнула в краску и вскочила на ноги. Оценила развал платьев, вывалила на пол пару ящиков из шкафа, и, усевшись по-турецки на пол, погрузилась в изучение запасов своего нижнего белья.
"Ребенок еще совсем", - с любовью подумал Дима, но на всякий случай проверил наличие презервативов в аптечке перед тем, как завалился спать.

[шаг назад] [печатать] [в начало сайта]



copyright ©2000-2017 Ruslan Kurepin