А это клавиатура, с помощью которой я творю...
http://kurepin.ru/serial/kommunalka/peremeny/
Rambler's Top100
Коммуналка. Эпизод 4. Первые перемены

Общие коридорные часы пробили 11 вечера.

Петрович спит. Ему снится, как Вовчик разбегается и бьет его ногой в живот. А Петрович гордо смотрит на Вовчика, установив руки в боки, и снисходительно улыбается, поворачиваясь к Вовчику боком во время удара, от чего Вовчик промахивается и с грохотом врезается в огромный посудный шкаф, заставленный под самую завязку бутылками с водкой. Сладкий сон. Петрович во сне улыбается пересохшими губами...

А Дима долго ходил по комнате, вспоминая пароль, закрывший сладострастную директорию. Пароль совершенно не хотел вспоминаться. Тогда Дима попытался расставить по комнате предметы как в тот злополучный день, чтобы максимально приблизиться к мыслям того вечера.
Все уже стояло как тогда. Не хватало только пакета с чипсами рядом с клавиатурой и нескольких пустых пивных бутылок под столом. Дима вздохнул. Делать было нечего, и программист, надев старые кеды, отправился за пивом и чипсами.

Вера Сергеевна Бурлюк хлопотала на кухне. Выколдовывался борщ. Вера Сергеевна не любила классический борщ со свеклой. Она предпочитала положить в борщ кетчуп вместо томатной пасты, обжарить шпик с лучком для заправки, добавить сахарку... Сделать все так, как любил муж и все остальные, кто был знаком со стряпней Веры Сергеевны. Запах распространялся во все щели коммунальной квартиры, вызывая различные звуки в желудках соседей.

Ольга не обнаружила Димы в комнате. Слегка выкатив вперед нижнюю губу, Оля направилась на кухню.

- Добрый вечер, Вера Сергеевна, - поздоровалась Олька с соседкой.
- А, привет, Оля, очухалась? - Поинтересовалась Вера Сергеевна, продолжая пребывать лицом в кастрюле, вылавливая там что-то ложкой с дырочками.
- От чего?
- Ну, я не знаю от чего. Думаю, от любовных переживаний. - Вера Сергеевна высунула из кастрюли один глаз и хитро посмотрела на девочку.
- А, вы про это... да, все это туфта. Я вообще в мужчинах разочаровалась окончательно. - Ольга уселась на стул у окна, заложив голову назад на подоконник. Это было не очень удобно, но Ольге не хотелось смотреть сейчас кому-либо в глаза.
- Не рановато ли? Тебе ведь только шестнадцать, если я не ошибаюсь?
Ольга промолчала.
- Ты не переживай сильно, - продолжала Вера Сергеевна, - полностью вернувшись в кухню из кастрюли, - в твоем возрасте подобные переживания должны сменять друг друга как можно чаще. Тебе надо почаще менять себя. Это здорово отвлекает от суеты мирской и позволяет лишний раз взглянуть на себя с интересом.
- Что вы имеете в виду?
- Ну, например, когда ты в последний раз меняла прическу?
- Не помню. Но мне моя очень даже идет.
- А это совершенно не важно. - Вера Сергеевна, стала погружаться в свои ощущения двадцатипятилетней давности. - Пойми одну важную вещь. К тебе все привыкли. Ты не удивляешь своим видом уж никого из окружения. Ребята к тебе привыкли и видят в тебе только соблазнительную фигурку и симпатичное личико. Ты растворилась в жизни для них как личность, как источник энергии, понимаешь?
- Смутно, - Ольга заинтересовалась темой, вернула голову в привычное положение и внимательно посмотрела на Веру Сергеевну.
- Ничего не смутно. Все ты поняла. - Настоятельно произнесла тетя Вера, как ее называла Ольга, когда надо было подлизаться к соседке. - Тебе необходимо срочно что-то в себе поменять. И немедленно.
- Что, прическу?
- Ну, я не парикмахер, подстричь я тебя сейчас не смогу, но мы можем тебя перекрасить. Рыжий цвет тебе подойдет, я уверена.
- Рыжий?
- Ну да. Но не как у Джулии Робертс в фильме "Красотка", а настоящий рыжий цвет. Тот, что больше в красный отдает! Огненной станешь. Ну, - Вера Сергеевна немного задумалась, - если в зеленый, конечно, не хочешь...
- А, давайте в огненный! - У Ольги как будто что-то сломалось внутри. Появился живой блеск в глазах и румянец на щеках. Спинка выпрямилась, пальцы на ногах тоже, которые всю беседу она поджимала под себя, как коршун.
- У меня как раз есть комплект такой краски. Завтра все твои однокласснички попадают от удивления. Вот увидишь, ты будешь весь день в центре внимания.
- Точно! Давайте краску, Тетя Вера.

Дима застал сестру на кухне с Верой Сергеевной. Женщины возбужденно беседовали, на столе стояла бутылка коньяка, блюдечко украшали дольки лимона, а руки Веры Сергеевны целлофановые перчатки. Дима с подозрением оценил хитрые взгляды теток, замолкших при виде Димы, подошел к Ольге, сидевшей на стуле в центре кухни c мокрыми волосами, обошел вокруг сестры, понюхал ее голову и с удивлением уставился на Веру Сергеевну.
- Все в порядке, Дмитрий, - ответила на немой вопрос Димы Вера Сергеевна, - все под контролем.
- Вы уверенны, - на всякий случай спросил Дима.
- Абсолютно.
Дима еще раз посмотрел на сестру, затем взял на изучение фото девушки на коробке из-под краски. Внимательное рассмотрение показало, что девушка на фото действительно красивая, но красный цвет волос ее явно не украшал.
- Думаешь, так будет лучше? - Спросил он тихо сестру, тыча пальцем в красноволосую на коробке.
- Убеждена, - почти серьезно ответила Ольга.
- Вера Сергеевна, - обратился Дима к цирюльнику уже почти шепотом, - вы сегодня утром были абсолютно правы.
- В чем?
- Я на самом деле мало уделяю времени личной жизни сестры.

Дима поставил коробку краски на стол, еще раз внимательно посмотрел на сестру и, вдруг, громко заржал, обнажив крупные зубы с большими промежутками между.

Тетки переглянулись, набрали побольше воздуха в легкие и закатились следом да Димой.

Звенели тарелки на сушильной решетке, тряслись как ненормальные шесть щек на кухне, провалилась глубже в плечи голова мужа Веры Сергеевны от неожиданного непонимания происходящего, Петрович перевернулся с пуза на спину и закрутил "велосипед" ногами, размахивая сползшими носками в полоску.

Коммунальная квартира 288 в доме номер 20 по 4-му Вятскому переулку, содрогаясь от смеха, активно разряжала воздух вечной вражды и напряженности абсолютно разных людей, поселенных судьбой на одну жилплощадь.

[шаг назад] [печатать] [в начало сайта]



copyright ©2000-2017 Ruslan Kurepin