А это клавиатура, с помощью которой я творю...
http://kurepin.ru/serial/kommunalka/snova3/
Rambler's Top100
Коммуналка. Эпизод 26. Снова понедельник (окончание)

Вскоре истерика прошла, и ванна медленно поползла вниз.

Тащили ванну под руководством Вовчика. И все бы удалось удивительно быстро и легко, если бы не Петрович. Вот если не везет мужику, то уж не везет по полной программе.

Нет, Петрович никому на ногу не наступил. Он вообще никому не мешал... Петрович просто, явно не подумав, на глазах у Вовчика глотнул из канистры!

Дальше события развивались по жизненному логическому сценарию.

Вовчик молча поставил ванну на пол между пролетами. Спокойно подошел к Петровичу. Улыбнулся и просяще вытянул руку.

Петрович, чувствуя запасным органом заряженность атмосферы, медленно протянул канистру Вовчику, продолжая смотреть в его красные глаза — как кролик смотрит на удава.

Вовчик принял канистру. Глотнул из нее. Затем взял у Петровича крышку, завинтил канистру, и начал молча, но старательно, окучивать ею Петровича.

Петрович, осознав свою ошибку, молча принимал наказание.

Канистра была почти пустая, поэтому акт избиения младенца сопровождался сильным грохотом по всему подъезду.

Закончив с ковровой бомбардировкой, Вовчик собрался, уж было, переходить к физическому уничтожению противника, но тут вмешался Костик.

— Я, конечно, не против, чтобы вы продолжали выяснять свои отношения, но мне не очень хочется стоять тут и ждать, пока завершится ваша междоусобица. Можно это отложить на десять минут?

Вовчик осуждающе посмотрел на Константина.

— Не надо вмешиваться в воспитательный процесс, мальчик! — усугубил он свой воспитательный взгляд на Костика.

Надо сказать, что Костик никогда не был вспыльчив. Но сейчас ему вдруг стало противно: какой-то алкаш разговаривает с ним подобным тоном, да еще и повернувшись спиной.

— Владимир, или вы мне помогаете оттащить ванну на помойку, или оставьте в покое моего напарника. Один я ее тащить не могу. Оставить ее тут тоже не представляется возможным. Поэтому, вам придется воздержаться на некоторое время от воспитания Петровича, — перешел на официальный тон Костик.

Вовчик проигнорировал Константина, поставил к стенке Петровича и кровожадно на него уставился:

— Ну что, друг мой, чего тебе меньше жалко: пустую башку, или прогнившую печень? Куда нанесем первый поражающий удар?
Костика это разозлило еще больше.

— Эй, скотина бестолковая, ты меня плохо расслышал? — Вовчик услышал за своей спиной голос Костика.

Ошалело повернулся и уткнулся взглядом в молодого "жеребца", излучавшего уверенность и спокойное превосходство.

— Оставь Петровича в покое и марш домой, подкидыш! — приказал Костик.

Взгляды сторон вгрызлись друг в друга. Казалось на столько, что между не моргающих глаз образовался твердый канат, на котором вполне можно было сушить белье.

Вовчик некоторое время взвешивал все за и против, после чего решил, что его непоколебимый авторитет в подъезде нельзя подвергать какому бы то ни было сомнению.

— Ты, щенок, еще в штаны ссался, когда я уже в армии духов штабелями укладывал, понял? Сам пошел вон, пока ты зубы свои не проглотил, молокосос!

— Много текста, дядя, — обрезал Вовчика Костик и дал ему слегка ступней в коленку.

Слегка, чтобы не повредить сустав, но дезориентировать противника. Так и вышло — Вовчик ойкнул и на мгновение опустил взгляд на свою ногу.

Мгновения оказалось достаточно — кулак Костика беззвучно прилип к носу противника. Второй удар нашел печень. Ладонь — ухо. Костик методично наносил удары по разным частям тела Вовчика. Казалось, что он лениво отрабатывает приемы на тренировочной кукле.

Петрович стоял сраженный происходящим. На его глазах рушился миф о непобедимости и беспощадности Вовчика. Миф рассыпался в прах: уж слишком просто Костику давалось уничтожение противника.

Через короткое время Вовчик уже опустился на колени и закрывал наиболее уязвимые части тела, даже не подумывая об ответных действиях. В его голове творился полный беспорядок: позор, недоумение, страх и растерянность — все смешалось в одном странном чувстве, которое Вовчик давно не испытывал.

Через минуту все закончилось. Вовчик плакал.

Этого, на самом деле, Костя и добивался. Удары, которые он наносил, не причиняли большого вреда. Они только сбивали с толку Вовчика и не давали ему собраться и мыслями и движениями. Вовчик был избит психологически — гораздо сильнее, чем физически.

Вовчик хныкал как маленький ребенок.

— Вот так, — резюмировал свою работу Костик, оглядывая тело, — так-то лучше.

И тут произошло самое неожиданное. На Костика бросился с кулаками и воплями Петрович.

Вот этого Костик никак не ожидал и даже растерялся на некоторое время, пропустив пару незначительных ударов от Петровича.

— Ты чего, Петрович, — удивился Вовчик, скручивая бедолагу в такой узел, что Петрович становился похож на витой сыр "Чечил", — я же тебя, дурака, спас!

— Не тронь его, — визжал Петрович и пытался брыкаться свободными членами тела.

— Да ну вас, — Костик с отвращением бросил на лестницу Петровича, — дебилы какие-то...

В подъезд вошел Дима.

Картина, открывшаяся перед Диминым взором, мягко говоря, изумляла. Плачущий Вовчик. Орущий Петрович, машущий во все стороны ногами и руками, лежа на полу — прям танцор брейка. И не менее изумленный Костик. Даже казалось, что Костик сам только что подошел и теперь просто наблюдает весь этот "дурдом".

— Что происходит? — после некоторой паузы поинтересовался у Костика Дима.

— Привет, Димон, — отреагировал Костик и задал свой вопрос, — ты-то меня бить не будешь, я надеюсь?

— Вы тут что, рехнулись? — не понял ничего Дима.

— Ну, эти двое — точно, — утвердительно ответил Костик.

— А что случилось-то?

— Не знаю, — медленно начал объяснения Костик, — мы спокойно тащили ванну. Вовчик решил за что-то наказать Петровича. Я решил заступиться за несчастного. В результате чего Петрович бросился на меня с требованием оставить Петровича в покое. Пришлось его успокаивать.

— Не очень-то он успокоился, — прогнусавил Дима, разглядывая "пляшущего" Петровича.

— Да ну их, Димыч, лучше помоги мне эту чертову ванну убрать отсюда, а, — попросил Костик, — с этими орлами каши не сваришь.

— Ну давай, — охотно согласился Дима, — надо от нее избавиться, пока весь дом не передрался.

— А чего весь дом-то?

— Да это уже не первая драка... потащили, я тебе по дороге все расскажу.

На лестнице остались сидеть два изрядно пощипанных орла. Сидели в обнимку, глотали по очереди из канистры и тихо пели какие-то песни.

Кто-то потом рассказывал, что Вовчик пригласил Петровича к себе, где они выпили какую-то святую заначку Вовика и всю ночь братались. Ванна их поссорила, она и помирила.

А ночью эту ванну какой-то бедолага упер с помойки...

[шаг назад] [печатать] [в начало сайта]



copyright ©2000-2017 Ruslan Kurepin